Андрей Бочкарев – о строительстве метро, дорог, реновации и строителях

Андрей Бочкарев – о строительстве метро, дорог, реновации и строителях

В декабре итоги уходящего года подводят все. Но только у строителей результаты работы видны невооруженным глазом: открылись ли обещанные новые дороги, передали ли под заселение дом, который обещали сдать к Новому году, достроили ли детский сад, школу и так далее. Заместителю мэра Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства Москвы Андрею Бочкареву, который в канун праздника пришел на “Деловой завтрак” в “Российскую газету”, было о чем рассказать журналистам – нового на улицах Москвы за 2021 год появилось очень много.

Едем дальше

Андрей Юрьевич, Большая кольцевая линия метро в 2022 году выходит на финиш. Надеемся, что в новом году москвичи прокатятся по всему новому кольцу, две трети которого в этом году уже введено в строй. Но вы говорили, что метростроители и дальше сохранят высокие темпы развития рельсового транспорта в Москве. За счет чего?

Андрей Бочкарев: У нас в планах до 2025 года открыть в метро еще 27 станций. Продолжим, в частности, заниматься строительством Троицкой линии. Длиной она 40 километров и дойдет до города Троицка, а ее центральный участок – от ЗИЛа до Коммунарки с 11 станциями из 17 – должен быть готов уже в 2024 году. На юго-востоке города начнем строительство Бирюлевской ветки. Там сейчас ведется подготовка территории – вынос коммуникаций, освобождение площадок. Впереди серьезная работа на направлении от Шелепихи до Рублево-Архангельского – линии, которая в полтора раза сократит время в пути по городу для жителей районов Митино, Строгино и Хорошево-Мневники.

От идеи построить центральный участок желтой ветки совсем отказались?

Андрей Бочкарев: Проектирование его завершено. Но пока могу лишь сказать, что в ближайший год за него точно не возьмемся. Там очень сложные грунтовые условия и огромные водопритоки. Чтобы справиться с ними, придется строго контролировать поступление воды в тоннели, применять специальные методы проходки на больших глубинах – с нижней отметкой конструкций 80-90 метров. Примерно как на станциях "Парк Победы" и "Шереметьевская". Работа непростая и даже опасная. Не случайно в советское время за эту стройку не взялись. Этот участок в настоящее время не предмет первой необходимости. Основная задача сейчас – запуск БКЛ.

Кроме того, напомню, рельсовый транспорт – это не только метро, которое бесконечно развивать невозможно хотя бы потому, что подземное пространство Москвы не безгранично. У нас есть альтернатива – Московские центральные диаметры, два из которых уже ходят каждые пять минут в режиме наземного метро. Для развития МЦД-3, 4 и 5 нужно сделать еще многое, и мы будем их последовательно вводить в 2023, 2024 и 2025 годах.

Заветные ключи

Андрей Юрьевич, 2021 год в Москве стал рекордным для жилищного строительства. Вы как-то заметили, что за 11 месяцев построено 6,5 миллиона квадратных метров жилья, что на 30 процентов больше, чем в 1965 году, единственном за всю историю, когда было построено 5 миллионов "квадратов". Свою роль сыграла льготная ипотека?

Андрей Бочкарев: На данный момент жилья построено уже свыше 7 миллионов квадратных метров. Льготная ипотека, безусловно, стимулирует спрос на недвижимость. Частные инвесторы, на долю которых в столице приходится 80 процентов возводимого жилья, строить не будут, если не будет спроса. Но на масштабах строительства сказалась целая совокупность факторов. Комплексное освоение территорий Новой Москвы, развитие бывших промзон, которые занимают пятую часть города в пределах МКАД.

Лет через пять-шесть стройки Москвы перестанут зависеть от иностранной зарубежной силы и тогда город сможет обходиться без мигрантов

Как выполняется программа реновации? Вспомним, что она рассчитана на 15 лет, в течение которых в новые квартиры должны переехать около 1 миллиона москвичей. Но четыре года уже позади, а новоселами стали порядка 60 тысяч горожан.

Андрей Бочкарев: Для того, чтобы реализовать такую программу, нужно было сначала раскрутить маховик. Найти стартовые площадки, поднять первую волну переселения и лишь потом начать более спокойное строительство новых домов взамен снесенных. Сейчас в работе более 500 стартовых площадок. В этом году мы впервые построили больше миллиона "квадратов" для переселенцев – 1,2 миллиона квадратных метров. В результате ключи от новых квартир за год получили более 21 тысячи москвичей, хотя всего год назад новоселами по этой программе стали почти вдвое меньше участников программы. Дальше будем строить все больше – до 3 миллионов "квадратов" в год. Но это чуть позже – к 2026-2027 годам.

Москвичка Мария из дома на Химкинском бульваре, 19, корпус 1 написала письмо к вашему приходу в редакцию: "Дом наш попал под реновацию в 2029-2032 годах. Квартиры гостиничного типа, кухни нет, дверь туалета выходит прямо в коридор к кухонной плите. Полы гнилые, трубы ржавые, кругом течь. Мусоропровод пахнет на весь подъезд. Дом 1964 года постройки, капремонта нет и не предвидится. И что, нам еще жить в нем 9-11 лет?"

Андрей Бочкарев: Мэр Москвы Сергей Семенович Собянин каждый день получает от горожан обращения с просьбой ускорить реновацию. Над этим еженедельно идет огромная работа большого количества людей, тратятся миллиарды рублей. Но переселить миллион человек в один момент просто невозможно хотя бы потому, что опыта такого масштаба нет ни у кого в мире. Мы – первопроходцы. Расскажу, например, как буквально на глазах изменилось отношение москвичей к этой программе. В Бабушкинском районе есть два дома. Совершенно одинаковых, стоят напротив друг друга. Жители одного проголосовали за реновацию, а другого – против. Тем, кто согласился переехать в новое жилье, мы рядом уже построили новый дом. Красивый, с комфортабельными квартирами… Жители, которые были против реновации, тут же начали возмущаться: мы тоже хотим такой, почему нас не включили в программу? Но насильно же никто никого никуда не включал!

Что еще изменилось? На переселение первых участников этой программы в новый дом в 2017 году у нас уходило от 8 до 12 месяцев. Потом мы установили временной интервал – тратить на переселение не больше 9 месяцев. Сейчас же на это требуется не больше двух месяцев. 98 процентов жителей переезжают в первую же предложенную им квартир. Им нравится все – сам дом, планировка, отделка, оснащение… В каждой новостройке, куда в момент заселения приезжает мэр, жители говорят: "Спасибо. Вы подарили нам другую жизнь".

В этом году резко подорожали стройматериалы. Это не затормозит выполнение программы реновации?

Андрей Бочкарев: Будем принимать решения по оптимизации ее выполнения, чтобы не затормозило.

Инфографика "РГ"/ Леонид Кулешов/ Любовь Проценко

Строить более дешевые дома?

Андрей Бочкарев: Дешевле не получится. Есть городской стандарт реновации, и мы от него отступать не намерены.

В городе все больше высотных башен. Насколько они безопасны для жителей? От сотрудников МЧС приходилось слышать, что лестницы на случай пожара в таких домах не длиннее 50 метров. А многие новые дома, как известно, до 100 и выше метров высоты. Поэтому если загорится тот, что выше, его можно будет потушить только с вертолетов.

Андрей Бочкарев: Слова про вертолеты – это экзотика. Проектирование в Москве ведется по специальным нормам, задача которых обеспечить безопасное проживание в каждой новостройке и в случае необходимости безопасную эвакуацию. Для этого предпринимается целый комплекс мер. В частности, по всей высоте дома устанавливаются пожарные трубопроводы либо автоматическая система пожаротушения. Кроме того, в отличие от пятиэтажек, где эвакуация людей осуществляется только по одной лестнице, в высотных зданиях спроектированы и построены дополнительные лестницы в труднодоступных для огня местах. Изготавливают их из несгораемых материалов, а также обеспечивают вентиляцией, не связанной с основным зданием. Цель, как во всем мире, спасти в первую очередь не здание, а людей.

Когда пандемия начиналась, звучали прогнозы: частные инвесторы из Москвы в таких условиях уйдут. Не снизился их интерес к строительству в столице?

Андрей Бочкарев: Этого не случится никогда, хотя бы потому, что есть спрос на недвижимость, есть город, который превращается во все более качественное место проживания. Никакого спада интереса к строительству объектов в столице со стороны бизнеса нет. А вот результат общей работы – города и инвесторов – есть: 14 миллионов квадратных метров недвижимости построено в этом году. Для сравнения, в прошлом году мы сдали в эксплуатацию 10,8 миллиона "квадратов". 85 процентов этой недвижимости построено на частные инвестиции.

На днях заветные ключи от квартир получили дольщики ЖК "Филатов луг", которых они ждали больше двух лет. Первой десятке вручал их вице-премьер Марат Хуснуллин: строительство этих домов начиналось, когда он еще работал заммэра Москвы…

Андрей Бочкарев: Проблемой жителей четырех новых домов этого ЖК, построенного около аэропорта Внуково, занимались как столичные власти, так и зампредседателя правительства РФ Марат Шакирзянович Хуснуллин. Возникла она потому, что в 2017 году "Росавиация" согласовала строительство, а позднее отозвала свое согласие. Теперь Внуково от всех помех защитит новый радиолокационный комплекс, а жители, наконец-то, смогут въехать в свои квартиры.

В том районе строятся и другие жилищные комплексы. Не случится, что кого-то из их застройщиков тоже могут обвинить в том, что они оказались на пути самолетов…

Андрей Бочкарев: В Москве ведется большая работа над тем, чтобы все, что строится, строилось в соответствии с нормативами. У "Филатова луга" проблемы возникли, так как нормативы поменялись. Теперь главная задача тех, кто выдает разрешения на застройку и кто получает их, – не нарушать установленных правил.

Много в Москве еще обманутых дольщиков?

Андрей Бочкарев: Было более 23 тысяч, осталось около 8 тысяч. За два-три года решим и их проблему.

Новые не прибавятся?

Андрей Бочкарев: Делается все, чтобы новых обманутых дольщиков не появлялось. На государственном уровне принимаются законы. На мой взгляд, более эффективные, чем те, что были. Появляется и опыт, понимание, что нужно сделать, чтобы проблема не множилась. Срабатывает, я бы сказал, кривая обучения, в процессе которого становится ясно, что все прежде известные методы влияния на ситуацию не действуют. Мы ведь в 2000-е годы столкнулись с этим явлением впервые. В основе его лежит вина не города, не властей, а малоэтичных участников рынка.

Впереди новые дороги

Вы обещали, что в будущем году будут достроены хордовые магистрали. Когда поедем по ним?

Андрей Бочкарев: По Северо-Западной хорде и Южной рокаде ездим уже не первый год. На Северо-Восточной хорде в работе последние участки. На Южной рокаде открыто движение по трем участкам. Думаю, что всю трассу закончим на рубеже 2022-2023 года. Самая сложная Юго-Восточная хорда, но и она вся в работе и в 2023 году успешно завершим и ее.

А что дальше, после завершения создания хордовой системы?

Андрей Бочкарев: Для того, чтобы москвичи получили возможность свободного передвижения по городу, будем продолжать развитие улично-дорожной сети. Строить вылетные магистрали. Например, строится концессионером северный дублер Кутузовского проспекта, для которого город обеспечивает точки входа и выхода. Началось сооружение дублера Люблинской улицы, первый этап которого обеспечит в Южнопортовом районе связь Юго-Восточной хорды с Третьим транспортным кольцом. Нужно продолжать реконструкцию МКАД, где в дополнение к уже обновленным 18 транспортным развязкам сейчас перестраиваются еще четыре: на пересечении Кольцевой автомагистрали с улицами Осташковской и Алтуфьевским шоссе, а также улицами Липецкой и Верхние Поля. Еще одна новая магистраль Солцево – Бутово – Варшавское шоссе улучшит поперечные связи между районами. Эта проблема очень актуальная и для Новой Москвы, где также продолжим формировать поперечные связи. В старых границах Москвы сосредоточимся на локальных проектах развития дорожной сети на ЗИЛе и в Мневниковской пойме. В общей сложности как и в этом году, так и в будущем стремимся к тому, чтобы в год добавлялось в среднем по 100 километров новых дорог.

Один частный вопрос. В свое время укрепили подземный переход от станции метро "Охотный Ряд" к Красной площади. Народа по нему ходит очень много, трудно соблюдать санитарные требования, которые диктует коронавирус. Возможно ли его расширение?

Андрей Бочкарев: Технически все возможно. Вопрос в целесообразности и в цене, сколько это будет стоить. Там все очень зажато со всех сторон – с одной стороны гостиница Four seazons, с другой – метро и подземный торговый центр. В других столицах мира также немало многолюдных мест, пользующихся спросом как своих жителей, так и туристов.

К 2026-2027 годам по программе реновации будет строиться до трех миллионов квадратных метров жилья вместо одного миллиона в 2021 году

Мэр Москвы неоднократно говорил о важности для Москвы нового транспортного каркаса. Когда он появится?

Андрей Бочкарев: Думаю, что в 2023 году москвичи увидят его уже во всей красе. К этому моменту должны быть возведены все основные элементы – БКЛ в метро, МЦК и основные линии МЦД, хордовые магистрали…То есть основная программа транспортного развития будет выполнена, а дальше займемся уже более тонкой ее настройкой.

Строим сами

На фоне масштабного строительства, которое ведется в Москве, плюс в условиях пандемии, когда рабочих рук особенно не хватает, ваше предложение обходиться вообще без мигрантов звучит революционно…

Андрей Бочкарев: Сразу уточню: речь не о мигрантах, а о зарубежных рабочих, которые приезжают в Москву на время работы. На стройках их привозом мы компенсируем, с одной стороны, отсутствие собственных трудовых ресурсов, а с другой – подрядчики используют иностранных работников из желания сэкономить. Но так или иначе, в непредвиденных ситуациях, как та же пандемия коронавируса, в итоге мы со всеми своими планами и масштабными программами становимся зависимыми от наличия этих работников. Причем даже не высококвалифицированных специалистов, а рядовых рабочих, которых могли бы без проблем иметь у себя. Вот я и говорю, что в первую очередь нужно снизить такую зависимость. При этом нельзя взять и начать готовить на более высоком уровне одних рабочих: в этом случае мастера, прорабы, начальники участков не смогут эффективно пользоваться такой рабочей силой. Следовательно, надо одновременно менять систему подготовки и переподготовки строителей среднего управленческого персонала, инженеров… Плюс, конечно, необходимо использование новых систем механизации, всего спектра современных инструментов во всем строительном процессе, начиная с проектирования, как делается во всем мире. Это даст нам возможность повысить производительность труда, а значит, и сократить количество работающих на наших объектах. Соответственно, не будет необходимости и в поставке дополнительной рабочей силы из-за рубежа.

Совсем?

Андрей Бочкарев: В перспективе думаю, это возможно. Но только сразу скажу, что это колоссальная задача на уровне целой отрасли. Выполнить ее за 15 минут, когда дашь команду и все побегут в нужном направлении с нужной скоростью, не получится.

Строительное образование у нас так отстало?

Андрей Бочкарев: Оно отстало еще в Советском Союзе, начиная с 40-х годов. Подготовка, скажем, шведских или австралийских рабочих и наших – две большие разницы.

Департамент образования Москвы рассказывает, что учащиеся столичных колледжей все время побеждают на чемпионатах WorldSkills, в том числе и по строительным специальностям…

Андрей Бочкарев: Но нам нужны не два олимпийских чемпиона на всю страну. Москве надо 300 тысяч таких чемпионов. Массовый спорт на уровне профессионалов. Учитывая, что колледжи выпускают 5 тысяч человек в год, это можно сделать. Что для этого требуется, мы уже обсуждали на прошлой неделе с представителями департамента образования. Познакомиться с лучшими зарубежными практиками, переработать свои учебные программы, переоборудовать сами учебные заведения и их учебные площадки.

Наверное, и платить строителям надо больше…

Андрей Бочкарев: Если человек делает работу быстрее и лучше, то, естественно, он и получать будет больше.

В начале 2000-х годов зарплата строителя в Москве была от 30 тысяч рублей. А сейчас?

Андрей Бочкарев: У разных профессий разная и оплата. У высококвалифицированных работников, например на отделке, от 80 тысяч. Я очень благодарен нашим ребятам из Таджикистана, Узбекистана, Киргизии, которые работают у нас. Им надо поклониться за тот огромный вклад, который они вносят в развитие Москвы. Но у нас есть москвичи, которые тоже хотят трудиться на стройке. Следовательно, надо создать для них правильную технологическую среду, выстроить производственные процессы таким образом, чтобы они могли работать быстрее и эффективнее, а значит, и лучше зарабатывать, и лучше жить. Вот тогда у нас будет и другой баланс.

И сколько же лет на все эти перемены, по-вашему, потребуется?

Андрей Бочкарев: Лет пять-шесть. Но надо помнить: чудес не бывает. К любой победе нужно готовиться. Медицинский комплекс в Вороновском мы построили в 2020 году за 34 дня. Но если бы я не работал до этого 30 лет на самых сложных проектах и 10 лет в американской компании и у меня не было такого опыта, это было бы невозможно. Вороновское стало квинтэссенцией всего ранее накопленного опыта, знаний, ресурса, власти. Вот и здесь, если не начать сейчас работу по изменению процесса подготовки кадров, то и через десять лет ничего не изменится.

Источник

31.12.2021 / от / в

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

один + двенадцать =