Как людям в Туле живется в старой водонапорной башне

Как людям в Туле живется в старой водонапорной башне

Я в детстве мечтал жить в круглом доме, чтобы в угол не ставили. А в Туле увидел мечту: водонапорная башня стала круглым домом для шести семей.

Водонапорную башню строили пленные немцы для растущего города Тула. А сейчас она оказалась в центре города. Объект не охраняется государством. Фото: Юрий Снегирев

Башню строили пленные немцы в конце 1940-х. Она должна была поддерживать напор в сетях тульского водоканала. В подвале мощные насосы. Наверху многотонная чаша с водой. А между чердаком и подвалом – лаборатория по анализу воды, мастерские, склад запчастей и каморка руководителя. Третий и четвертый (последний) этажи отдали под общежитие для мастеров. Тяжело было с жильем.

А потом начальство съехало. Квартиры приватизировали. Склад растащили. До 1986 г. башня работала. А внутри жили люди. Шесть семей. На чердачном этаже прямо под чашей сушили белье и хранили велосипеды. И она поддерживала напор. Вокруг огороженная территория. Там жильцы разбили клумбы. Сад в центре города!

Но года два назад башню стали осаждать хипстеры, блогеры и прочая продвинутая молодежь. На предмет экскурсий. Это не понравилось обитателям. Особенно одному бывшему начальнику, который занял весь первый этаж. У него круговая веранда, и каждый желающий мог заглянуть в его евроокна. На воротах появился замок, а на двери подъезда – код. А когда ему по-простому стучали по стеклу, чтобы открыл, он вызывал полицию. Что ж, имеет право на личную жизнь.

Не буду рассказывать, как я проник в башню. Это отдельная история. Что бросилось – слишком высокие ступени в обыкновенном подъезде. Отозвалась только пятая квартира. Там живет Геннадий. Сотрудник "Водоканала" и сын сотрудника той же организации. Коренной, башенный. Показал свои хоромы, но сам сниматься отказался – был в домашнем.

Спальня. Батареи есть, но тепла не хватает. Спишь как в головке сыра. Фото: Юрий Снегирев

У Геннадия двухкомнатная квартира о четырех балконах! Два из них он покрыл железом и использует как погреб. Прямо через его квартиру проходили две трубы – на вход и выход. Двухсотмиллиметровки. И в детстве он просыпался от того, что начинали дрожать его любимые игрушки от насосов, а журчание воды он очень любил. Теперь трубы демонтированы. На их месте стоит кухонный шкаф.

На кухне горели конфорки, хотя чайник не стоял.

На кухне день и ночь горят конфорки. Отсюда ход на балконы. Их четыре. Фото: Юрий Снегирев

– Да мерзнем мы, – в отчаянии заговорил Геннадий. – Тепла нет! И воды в кране нет. Стояла газовая колонка, но я ее снял. Не работает с таким напором. Поставил электрический котел.

И в подтверждение слов открывает кран. Да, такой струйкой разве что можно зубы почистить. Особенно по утрам и вечерам. Поэтому стирка происходит или ночью, или днем.

Парадокс: в водонапорной башне нет напора воды

Зато потолки у Геннадия 3,40!

– А что толку? Эти потолки надо отапливать, а батареи холодные! В каждой комнате по калориферу. Это все вранье про немецкое качество. Когда я окна ставил, то увидел, какой дрянью проложены стены, – рассказывает Геннадий. – Единственное, что хорошо, нет проблем с парковкой. Заезжаешь в собственный двор, и порядок! А рядом и рынок, и автостанция. Благодать.

Ванная комната. Именно комната.Много пространства и персональноеокно. Жаль, балкона нет. Фото: Юрий Снегирев

Как-то жильцы решили приватизировать дворик и отдать его под точечную застройку. Рядом возводятся жилые башни. Не водонапорные. Но что-то не срослось. А может, начальник с первого этажа использовал свое влияние?

С одной стороны, люди должны жить в человеческих условиях. Чтоб и напор, и тепло. А с другой, романтической, – я им завидую. Четыре балкона. И круглая комната, где нельзя поставить малыша в угол.

Источник

08.05.2022 / от / в

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

двадцать − двенадцать =